Lady Vader-Nightingale
Well, you can do anything but lay off of my blue suede shoes
Взбешенный, небезопасный, нестабильный и неприлично красивый Уилл Грэм ввалился в мою квартиру посреди ночи. Секунд 30 он гневно проклинал свою жизнь и быстрыми шагами мерил кухню, брызгая кровью, резко разворачиваясь на ходу. Внезапно остановился - заметил мелкие немногочисленные брызги крови. Уставившись на бежевую стену в багровую крапинку, он осторожно дотронулся до своего правого уха, скрывавшегося за кудряшками черных блестящих волос. Зашипел. Отняв окровавленные пальцы от головы, Уилл спросил: - "У тебя же есть аптечка?".


Немного позже, обрабатывая его порезанное, нет, "покромсанное" злосчастное ухо, я узнала, что Ганнибал пытался его отрезать. Очередная ссора со странным маньячным другом чуть не стоила моему недавно приобретенному приятелю уха. Да хрен с ним, с ухом! На кону стоят вещи посерьезней: психика и жизнь. С психикой, как выяснилось, и без того проблемно.Как тут не сойти с ума, когда по пятам, и во сне, и наяву, за тобой ходит черный олень. И какой в таком случае может быть сон?
Уилл отказался ехать в больницу, а ухо можно было не сшивать - порезы оказались неглубокие, хоть и многочисленные. Залатав страдальца как следует, я хотела было налить ему вторую порцию бурбона, но он внезапно попросил сварить ему какао. Уилл сказал, что его отец совершенно не умел делать какаушко, так что растворимый "Несквик" напоминает ему о хреновом детстве, а сегодняшнее происшествие как нельзя лучше сообщается с ним. Когда я уже начала варить нормальный какао, выяснилось, что он пошутил, но мне было не до шуток в половине третьего утра, поэтому ему пришлось пить горячий какаушко с зефирками, корицей и мускатным орехом, с нурофеном вприкуску - ухо все-таки болело.
Расслабившись и успокоившись, Уилл начал извиняться и действительно выглядел виноватым, уставшим и совершенно несчастным, но, на удивление, не выпавшим из реальности. Слегка запинаясь, он произнес небольшую речь о том, как ему жаль втягивать кого бы то ни было в историю с серийными убийцами и нестабильным следователем, и невозможности пойти к кому-нибудь еще и хотя бы просто поговорить. Уверив Уилла в том, что он может быть уверен в моей поддержке и сочувствии я налила ему вторую порцию какао и ласково погладила по голове. Внезапно Уилл попросил обнять его. Объятия были долгими, теплыми и комфортными, без неловкости или скрытого смысла. Просто иногда взрослого независимого человека могут так задолбать, что ему совершенно некуда деться и негде укрыться, не от кого получить поддержку и не с кем выпить какаушко. "Как же замечательно, что ты не маньяк!" - констатировал Уилл, и обнял меня крепче. "А кто спорит?" - сонно подумала я.


Успокоившись и расслабившись, Уилл спросил, можно ли ему остаться переночевать на диванчике, а пока я ходила за одеялом, он уже мирно засопел в гостиной. Спящий, Уилл выглядел умиротворенным и безмятежным, что в его отношении совсем уж непривычно. А какая, собственно, разница - привычно-непривычно, уместно-неуместно - спит человек, и ладно. Думаете, так легко заснуть, когда внутри тебя, в буквальном смысле, танцует олень?!

<img src="i99.mindmix.ru/25.media.tumblr.com/ca145823c60b..."