18:29 

Лорд Кларенс Эмсворт

Lady Vader-Nightingale
Well, you can do anything but lay off of my blue suede shoes
Пишу маленькую работку по герою-чудаку, не могу выбрать - лорд Эмсворт, его младший сын Фредерик Триппвуд или его дворецкий Бидж? Вероятно, по нежно любимому мной девятому графу Эмсвортскому работ будет немало, так что, наверное, я буду описывать именно Биджа, поэтому придется начитать больше произведений цикла. Но лорд Эмсворт настолько очарователен, что я не могла не сделать выборку цитат, описывающих его тонкую натуру.

- Тимоти Сполл в роли Кларенса Эмсворта.

"Катясь по солнечным улицам, граф нежно улыбался бесчисленным жителям Лондона. Все беспокоились; он был счастлив. Беспокоиться, в сущности, — специальность двадцатого века, но Эмсвортский лорд ее не ведал. Быть может, в его жизни не было тех, высших чувств, которые уподобляют нас богам. Он не знал того трепета, какой вызывает в нас победа; зато не знал и стыда, связанного с поражением. Имя его после смерти не войдет в анналы истории, но он к тому и не стремился. Он был счастлив, как только может быть счастлив кто-то в наш тревожный век".

"Американская прыть зачаровывала кроткого графа. Он был рад, что не обладает этим свойством, но как зрелище его одобрял; так человек не хочет стать пурпурной коровой, но с удовольствием на нее посмотрит".

Я прямо слышу интонации Эмсворта, когда читаю этот диалог :-D
"— Посмотрите на этого, лорд Эмсворт.
Граф заморгал и очнулся, перескочив из приятных теплиц и тенистых садов в Лондон, где мистер Питерc почтительно и гордо держал на ладони какую-то пакость.
Пришлось ее взять. Судя по всему, хозяин ждал именно этого. Ну, что ж...
— Ах! — сказал лорд.
— Хеопс четвертой династии, — сказал мистер Питерc.
— Простите?
— Хеопс! Четвертой династии!
Лорд Эмсворт растерялся. Нельзя же, в конце концов, все время твердить «ах».
— Ой, Господи! — воскликнул он. — Хеопс!
— Четвертой династии.
— Боже ты мой!
— Каково, а?
Именно здесь беседу прервало Провидение, которое не даст в обиду хорошего человека.
— Простите, — сказала, входя, горничная, — вас к телефону.
— Я сейчас, — сказал гостю мистер Питерc.
— Пожалуйста, — заверил его благодарный лорд Эмсворт. — Пожалуйста, пожалуйста, прошу. Не беспокойтесь".

Не Эмсворт, но очаровательно:
"— Что это за жирные младенцы в купальных костюмах?
— Купидоны, Джордж.
— Почему?
— Они — божества любви.
— Причем тут любовь?"

"Лорд Эмсворт курил, прихлебывая виски с содовой, опять курил, опять прихлебывал, и наслаждался миром. Разум его был пуст настолько, насколько может быть пустым человеческий разум".

"Глава его <замка>, граф Эмсвортский, появлялся в лучшем случае к обеду, поскольку общества не любил и развлекался сам по себе. Он ходил по саду в старой куртке, выпалывал сорняк-другой, препирался с шотландским самодержцем, который в теории служил у него садовником, словом — блаженствовал, полагая, что блаженствуют и гости. По его мнению только Фредди, человек извращенный, мог тосковать в Бландинге, когда там расцветают цветы".

"...лорд Эмсворт решил повернуть трубу, но тут в поле зрения оказался его сын Фредерик. Легкий и белый, он бежал по травам, словно пастушок из Феокрита, торопящийся к нимфе, и девятый граф забеспокоился. Он всегда беспокоился, увидев младшего сына, ибо все меньше понимал, что же с ним делать".

"Вероятно, стоит сказать о том, как много значила тыква для нашего графа. Всем знатным родам чего-нибудь не хватает; род Эмсвортов не был исключением. Много поколений подряд из Бландингского замка выходили воины и правители, но ни один из них не получил премии за тыкву. За розы — бывало. За тюльпаны — допустим. За ранние сорта лука — естественно! Но не за тыквы. Можно ли это выдержать?"

О Фредерике: "Много лет назад, в ранней молодости, романтический Кларенс жалел, что у старого рода Эмсвортов нет фамильного проклятия. Подозревал ли он, что сам его породит?"

"Фредди упомянул о какой-то тиши. Возможно, — но что, если это Бландингский замок? Одно предположение вогнало графа в дрожь, ибо он считал, что сын его опасней для доброй сельской жизни, чем глисты у лошадей, зеленая тля и даже сап. Словом, чувство было такое, будто бедного лорда ударили чем-нибудь по затылку".

"В бесчинствах, которые творились в последний понедельник августа, немалую роль играли школьники, и лорду Эмсворту, печально глядевшему на это из-под полей цилиндра, казалось, что у них очень странное понятие о развлечениях. Видимо, человек все же — Не венец природы."

"Лорд Эмсворт тяжело задышал. Он и не думал, что в наше время еще есть такие семьи. Сестра кидает камни в Макалистера, брат кусает Констанс... Просто сага о героях и полубогах!"

"Кроткий взор лорда Эмсворта просто сиял. Так бывало всегда, когда говорили о его свинье. Девятому графу было не много нужно. Он не мечтал вершить судьбу страны, метать молнии в палате лордов, побуждая епископов и пэров восторженно размахивать шляпами. Потребность в славе он связывал только с Императрицей, надеясь, что она и во второй раз получит премию по классу жирных свиней".

"Лорд Эмсворт вздрогнул так, что упало пенсне. Племянница тронула очень больное место. Сколько раз, по ночам, он видел, что Бакстер (бывший секретарь) вернулся! Да, он просыпался и улыбался своим страхам, не подозревая, что сестра плетет зловещие интриги".

"— Дядя Кларенс? Он хороший, сонный такой. Помешан на цветах. Нет, сейчас у него свинья.
— Какая прелесть!
— Был бы я свиньей, он бы меня озолотил.
— Ты и так свинья".

URL
   

Усадьба леди Вейдер

главная